Николай Пегасов (pegasoff) wrote,
Николай Пегасов
pegasoff

Categories:

Про Жабу, Гадюку и сорта фашизма

Частая ошибка подсознательной логики: если мы узнаём, что кто-то однозначно злой напал на кого-то другого, то этот другой — наоборот, добрый. Ошибка проецируется на исторические ситуации, особенно когда их подоплёка мало известна.

В 1940 году СССР выдвинул ультиматумы Эстонии, Латвии и Литве, ввёл войска и заставил переизбрать парламенты, а те, в свою очередь, попросили принять прибалтийские республики в Советский Союз. В таких общих словах об этом сегодня знает каждый: оккупация, национализация, депортация и другие плохие слова про злой СССР. И складывается подсознательное впечатление, что тогдашние Эстония, Латвия и Литва были лучшими образцами гражданского общества, демократии, плюрализма и справедливости. Посмотрим же на гражданское общество в этих странах на момент присоединения.

В Литве мелким пожизненным диктатором был Сметона. Он совершил военный переворот в 1926 году, будучи главой Союза литовских националистов. Расстрелял коммунистов, посадил прочих, запретил все партии, кроме своей. Запретил любую политическую активность, раскрутил культ своей личности. Режим опирался на военных и местный вариант нацистских штурмовиков — Союз стрелков.

В Эстонии мелким пожизненным диктатором был Пятс. Он совершил военный переворот в 1934 году, опираясь на армию и полицию. Разогнал и запретил парламент, ввёл жёсткую цензуру и ликвидировал все партии, кроме собственного «Союза отечества». Перед войной собрал ручной парламент и избрал себя президентом. Ввёл принудительную эстонизацию граждан: например, те, у кого были неэстонские имена и фамилии, переделывали их на эстонский манер.

В Латвии мелким пожизненным диктатором был Улманис. Он совершил военный переворот в 1934 году, будучи главой Крестьянского союза (большинство латышей тогда крестьянствовало в сельской местности). У него тоже были свои штурмовики — айсзарги. Закрыл парламент и свободную прессу, упразднил все партии кроме одной, посадил в тюрьму несколько тысяч человек, ввёл культ личности. Продвигал ультранациональную политику «Латвия для латышей»: за время его правления было лишено имущества и выселено из страны около 60 тысяч нелатышей (преимущественно немцев, но также и славян).

Режимы Сметоны и Пятса — ультраправые и ультранационалистические. На политической сцене Германии они бы соответствовали союзу DNVP / Stahlhelm Гугенберга и Зельдте, которые входили в первое правительство Гитлера. А на европейской политической сцене — наверное, режиму Салазара в Португалии. От типичных фашистов их отличала «забота» о собственности и элитах общества, в противовес фашистской социальной демагогии. В историографии такие режимы 20-30-х годов называют «фашизоидными». А вот режим Улманиса тянет на обыкновенный фашистский практически по всем параметрам. В общем, это такие типичные мелкие, но наглые военные диктатуры, которые так любит свергать госдеп Соединённых Штатов.

Конечно, вряд ли можно обнаружить что-то положительное для прибалтийских республик в событиях 1940 года: последовали национализация, репрессии, выселения и все прочие гадости, с которыми ассоциируется сталинский режим. Но когда Советский Союз провозглашал, что он освободил латышей, литовцев и эстонцев от фашистских режимов, на это вряд ли можно возразить. Даже результат парламентских выборов не кажется выдуманным. Подумайте, каким будет результат, если после долгих лет ожиданий в стране наконец-то свергли высокомерного, лживого, надоевшего пожизненного диктатора, освободили политических заключённых, вернули голос прессе?

Совсем весёлая история сложилась вокруг «Первой жертвы нацизма», как любила величать себя Австрия после падения Третьего Рейха, создавая миф о непричастности к преступлениям фашизма. Гитлеровская Германия аннексировала Австрию в 1938 году, а до этого НСДАП активно боролась там за власть. Ложным будет впечатление, что в стране, подарившей нам не только сюжет мюзикла «Звуки музыки», но и самого Гитлера, на момент Аншлюса было развитое, демократическое и человеколюбивое общество.

Дело в том, что у власти в Австрии были фашисты из Отечественного фронта (так называемые «австрофашисты»). А нацисты были их главными врагами. Подобно тому, как сталинисты боролись с троцкистами, хотя и те, и те — красные, так и австрофашисты воевали с нацистами. Воевали жестоко: австрофашисты запретили НСДАП в Австрии, а нацисты убили предыдущего фюрера австрофашистов Дольфуса. Этот Дольфус любил Муссолини и строил партию на манер итальянского фашизма. Короче, когда произошёл Аншлюс, в Австрии, по сути, просто сменился фюрер: был австрофашистский фюрер Шушнинг, а стал нацистский фюрер Гитлер. Я не оправдываю Аншлюс, ибо я не знаю общественного устройства хуже, чем гитлеровский. Но не надо пытаться разглядеть гуманизм и демократичность в общественном устройстве фашистской Австрии. «Первой жертвой нацизма» оказался австрийский фашизм — Жаба забодала Гадюку.
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Один регион — один профессиональный футбольный клуб

    Нестоличные жители Российской Федерации нередко говорят, что на одну Москву приходится слишком много профессиональных футбольных клубов, особенно в…

  • Царский раскол

    В связи с недавней датой кто-то ломанулся в Екатеринбург на запрещённый крестный ход, кто-то строчил статью про «раскол в русском обществе», который…

  • Царские дамы

    Хочу написать несколько слов о дамском обществе в императорском доме Николая II. Казалось бы, ну какие претензии у нас могут быть к милым дамам,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments